Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ

Савушкина Ю.В.
Научный руководитель – к.ф.н., доцент Видная О.Е.
Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина
alcedonia93@mail.ru

Изначально журналистику считали сугубо мужской профессией. Однако мы видим, чтоэтот род деятельности активно привлекает женщин. Причем журналистки все чаще берутся за освещение так называемых «мужских» тем. Неуклонно растет число представительниц «слабого пола» в журналистике экстремальных ситуаций.

Термин «экстремальная журналистика» начали использовать в начале девяностых. После распада Советского Союза на его бывших окраинах вспыхивали политические конфликты, часто переходившие в кровавые межэтнические столкновения. Тем не менее, журналистика экстремальных ситуаций имеет в отечественной истории глубокие корни.

Плодородным пластом рассматриваемого направления можно считать репортажи и очерки русских военных журналистов с полей сражений Кавказской войны XIX века, а также с бортов крейсеров Российского Военно-морского флота, ведущих бои во время русско-японской войны начала ХХ века.

Корреспонденты многих российских газет активно работали и на полях Первой Мировой войны. Именно в этот период в России появились десятки новых военных изданий.

Особенно широко традицию публиковать материалы с передовой развили в годы Великой Отечественной войны. Тогда в действующей армии в качестве военных корреспондентов работали Константин Симонов, Илья Эренбург, Михаил Шолохов, Лев Кассиль, Константин Паустовский, Алексей Толстой и многие другие.

Среди талантливых военкоров были и представительницы «слабого пола». Например, писательница Мариэтта Шагинян. В годы войны она была корреспондентом газеты «Правда» по Уралу. В 1942 году в газете «Красный боец» увидел свет ее очерк «Танкисты Урала». Писательница не раз выступала с докладами о роли литературы в Отечественной войне. А в 1944-м был опубликован цикл очерков Шагинян «Урал в обороне». Это была одна из первых книг в военную пору, показывающая героический труд рабочего класса.

В июле-августе 1945 года писательница посетила города и села Челябинской области. Свои впечатления от поездки она изложила в книге «Южный Урал». В предисловии Шагинян писала: «В том, что произошло за годы Отечественной войны на самом показательном участке нашего тыла – на промышленном Урале, есть черты эпохального значения...»

В целом в годы Великой Отечественной войны выходили 1 357 наименований военных газет и журналов. В каждом из этих изданий непременно были и материалы, полученные в результате работы на передовой.

В послевоенное время советские журналисты были лишены возможности работать на полях боевых конфликтов. Редакции газет и думать не могли о направлении своих корреспондентов в служебную командировку, например, во Вьетнам или Северную Корею, где воевали десятки тысяч соотечественников. Любая информация об участии советских граждан в таких ситуациях была строго засекречена.

Запрет на любое упоминание в печати долгое время действовал и на афганские события. Первые летописи этой трагедии имели возможность писать лишь корреспонденты так называемых «дивизионок», военных газет с грифом «из части не выносить». Военнослужащие-корреспонденты этих газет, добывая материалы, лежали в засадах, сидели на блок-постах, в общем, были в постоянной готовности отложить блокнот с ручкой и взять в руки автомат.

В материалах о крупнейших катастрофах того времени, к которым относится, к примеру, авария на Чернобыльской АЭС, доминировала партийная идеология. Задача пишущей и снимающей братии, по сути, сводилась к минимизации масштабов произошедшего.

Демократизация общества предоставила журналистам российских СМИ возможность освещать боевые действия и последствия катаклизмов непосредственно с места происшествия. События, происходившие в зонах повышенной опасности в Сербии, Афганистане, Ираке и Чечне подробно описывались в газетах, журналах и транслировались телеканалами.

Несмотря на то, что по сути, военные корреспонденты-женщины в России появились еще в годы Великой Отечественной, первой принято считать Дарью Асламову. В постперестроечное время она трудилась в «Комсомольской правде». Дарья отважно работала в «горячих точках» в Абхазии, Нагорном Карабахе, Камбодже, Осетии, Таджикистане, Югославии, Руанде, Чечне и Мали. Хрупкая девушка даже побывала в плену, чему посвятила серию репортажей.

Особое внимание военной журналистике уделяла и другая российская журналистка и фотограф Виктория Ивлева. Она также освещала события в Таджикистане, Грузии, Азербайджане, Армении, Приднестровье, Руанде, Судане, Анголе. Среди достижений Виктории и фоторепортаж, сделанный в помещениях IV реактора Чернобыльской АЭС. Эта работа получила приз «Золотой глаз» крупнейшего конкурса в области фотожурналистики WorldPressPhoto. Виктория Марковна настолько самоотверженно выполняла свою работу в зонах повышенного риска, что порой будто забывала об инстинкте самосохранения. С фотоаппаратом и блокнотом в руках она отправлялась в «горячую точку» даже будучи на позднем сроке беременности.

Материалы военных корреспондентов-женщин почти всегда отличает пронзительная наблюдательность, позволяющая уловить многие «говорящие» детали. Хорошим подтверждением этому может послужить очерк Ивлевой, опубликованный в 2005 году «И началось минное время». Подобно Мариэтте Шагинян, Виктория Марковна не заостряет внимание читателей на военных действиях. В очерке не увидеть ярких батальных сцен, война здесь за кадром и проступает лишь в виде фона, роль которого играют несчастные дети и разоренная междоусобицей страна: «Беженцы были повсюду: они брели по дорогам, неся нехитрые свои пожитки на головах, они селились по родственникам в кишлаках. Те, кто смог раздобыть автомобильные покрышки, уже на них уплыли, а для остальных переправу организовал маленький чернявый афганский мальчик. Он был одет в грязноватую чалму бывшего бирюзового цвета и полосатый, в основном желтый, халат. Мальчик соорудил из двух покрышек что-то вроде лодки и просто зарабатывал деньги. Вдали лениво постреливали пограничники…» [6].

Репортажный эффект достигается в материале в том числе и за счет передачи личных переживаний автора, впервые оказавшейся на минном поле. Корреспондентка не стесняется демонстрировать свою «женскость», используя ее как метод раскрытия темы.

Сегодня «экстремальные» материалы остро востребованы на рынке журналистской информации, они неплохо оплачиваются как потребителем, так и редакциями СМИ. Однако не стоит забывать, что журналистика экстремальных ситуаций является исключительно опасным ремеслом и потому всегда требовала и будет требовать от репортера, какого бы пола он ни был, специальных навыков и знаний.

Литература

  1. Ажгихина Н.И. Гендерные стереотипы в современных масс-медиа // Гендерные исследования. –  2000. – № 5.
  2. Амиров В.М. Журналистика экстремальных ситуаций: Конспект лекций. – Екатеринбург: Гос. федеральное образовательное учреждение, Урал. гос. ун-т им. А. М. Горького, фак-т. журналистики, каф. периодической печати.  2008.
  3. Дзюба Г. Что нужно универсальному медиасолдату // Журналист. 2010. № 4. С. 12-14.
  4. Журналисты на Чеченской войне. Факты, документы, свидетельства. Ноябрь 1994 – декабрь 1995. – М., 1995 / Библиотека центра экстремальной журналистики. [Электронный ресурс]. Режим доступа: library.cjes.ru
  5. Зверева Е.А. Международное гуманитарное право и освещение средствами массовой информации вооруженных конфликтов. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008.
  6. Ивлева В.М. И началось минное время // Новая газета. 2005. 14 февраля.