Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

К ВОПРОСУ О МОНУМЕНТАЛЬНЫХ СЦЕНИЧЕСКИХ ФОРМАХ

Анджей Ямруз
Режиссер, г. Краков, Польша.

Кажется, больше чем когда-либо зрители увлекаются сейчас широкомасштабными представлениями во дворцах спорта, выставочных залах, цирковых помещениях, на площадях под открытом небом, то есть там, где представление собирает зрителей, число которых может достигать от де­сятки и даже сотни тысячи человек. Похоже, что телевидение, как увлече­ние масс, отходит на второй план. Опыт создания монументальных сцени­ческих постановок накоплен по многих европейских странах, среди них - возрождение средневековых мистерий.

В Париже, на площади Нотр-Дам. перед фасадом собора Парижской богоматери, который используется как декорация, была разыграна мисте­рия «страсти Господни», написанная Арну Гребаном в XV веке и адаптированная в начале XX века Лионелем де ла Турассом и Шарлем де Торином. Самой мистерии предшествовал полукарнавальный парад средневе­ковых комедиантов. На обширных трибунах, построенных на площади, были расположены многочисленные зрители. Они наблюдали за игрой актеров, изображающих страшного и жестокого злодея Иуду, Черта и на­ряженного в блистательный костюм архангела Михаила. Критики особенно тепло отзывались по поводу игры известного актера Жубэ в роли Хри­ста, который, по сравнению с другими исполнителями, играет просто, избегая ложной чувствительности, не притворяясь Богом. Его Христос предстает человеком, которого обманули, предали, казнили. Вместе с тем зри­тель взволнован не монотонным спором архангела с дьяволом, а необычностью обстановки, далеким отголоском руанских колоколов, передавае­мых по радио, звуками великолепного органа, доносящегося из собора Парижской богоматери, красотой фасада, возникающего из темноты, и, наконец, простой игрой Жубэ. Здесь яркость зрелища превалирует над попыткой возбудить религиозные чувства у зрителей, а средневековье предстает лишь в самых общих чертах.

В середине 60-х годов в Варшаве, в театре Народова осуществлена сценическая версия сочинения монаха XVI века Миколая из Вильковецка «История о славном воскресении Господнем». Это произведение переработано режиссером Казимежем Деймеком и представлено как мистериальное народное представление. Деймек придал спектаклю остросатириче­ский характер, ему удалось вскрыть стихию народного юмора. Зрители видели князя тьмы, восседающего на бочке; актеров, которые в основном действии представляли свиту Люцифера, а в перерывах снимали маски с крючковатыми носами, выпученными глазами и красными языками и на­саживали их на палки. Христос, с лицом мужика, коренастый, неказистый с большим деревянным венцом на голове, в рукавичках и потрепанном плаще спускался по лестнице-стремянке сначала к людям, а затем - в пре­исподнюю. Актер Войцех Семен просто и свободно переходил от основно­го действия мистерии к интермедии («утехи»), разделяющим религиозную часть представления. В интермедии, сняв терновый венец, актер исполнял то роль польского недоросля, которого с помощью палки учит ремеслу пьяный сапожник, то роль беглого холопа, сбежавшего от жестокого пана. «Страсти» Иисуса Христа превращаются в веселое театральное зрелище. В постановке органично сочетались «раблезианская щедрость» и «аскетиче­ская строгость» (А. Мацкин // Театр. 1963. № 4. С. 161). Режиссер по- своему использовал прием - произнесение вслух каждым из персонажей авторских ремарок как комментария к собственному поведению (брехтовское отстранение). Таким образом, он по-новому осмысливал и возрождал народные традиции прошлого. Одновременно с этим Деймек продолжает начинания польских режиссеров, прежде всего Леона Шиллера. Толпы людей собирались на постановки «Пасторальная» (1922), «Старые времена в песне, поэзии и польских обычаях» (1923), «Ларец с песенками» (1945), давшие новую жизнь фольклору.